Артефакт на сысертской обочине.

Тысячи водителей, въезжающих в г. Сысерть со стороны Челябинска, по старому тракту проезжают мимо двух лиственниц, растущих прямо на обочине возле Воробьёвского прудика, где обычно вырубаются даже кустарники и скашивается трава.

Вообще, по правилам строительства и эксплуатации дорог на обочине никакой растительности быть не положено. Я тоже, много раз проходя мимо, обходил это препятствие, не придавая значения и не задумываясь, почему они тут остались.

20180404_лиственницы.jpg

Каким образом могло случиться такое чудо, мне стало известно совершенно случайно. Было это в 80-х годах. Закончив практические занятия со студентами горного института по бурению скважин на учебной установке СКБ-8, я ждал, пока дежурные уберут помещение буровой, и, сидя за столом, заполнял журнал. В класс зашёл пенсионер, бывший завуч училища ТУ-5 Комлев Александр Евстафёрович. Он, часто прогуливаясь, а жил он на территории училища, подолгу наблюдал, как студенты работают с трубами, громадными ключами и ловко управляются с элеватором. Когда занятия заканчивались, мы, иногда устроившись на лавочке, вели с ним интереснейшие беседы. 

На этот раз разговор зашёл о материале половой доски, из которой постелили на буровой новый пол. Оба пришли к выводу, что пол из лиственницы был бы на много практичнее и долговечнее в таком помещении, чем сосновый. В связи с этим я рассказал ему историю про удивительное отношение к лиственнице на Алтае. История была такова, что мы геологи, работая в глухой тайге за сотни вёрст от цивилизации, не имели права рубить лиственницу, если даже она встречалась при прокладке опорного геофизического профиля. В связи с чем работы задерживались и нам приходилось делать обход, проводя при этом кучу дополнительных измерений и манипуляций с теодолитом. Он посмеивался и поддакивал, так как всё о чём я рассказывал ему было близко и знакомо. По профессии Комлев был лесным инженером, а в училище в своё время преподавал геодезию. Выслушав меня, он как раз и поведал местную историю про две лиственницы возле училища на дороге.


В какое время происходили эти события я точно назвать по дате не могу, но связаны они были с реконструкцией в виде расширения челябинского тракта. Дорога была единственной и проходила вокруг училища, которое в те времена городом не считалось и находилось в лесу за городом. Дорожники разметили на местности контуры будущей дороги и отметили деревья, которые подлежали вырубке. 
Директор училища Аземша Александр Андреевич намётанным глазом лесного инженера эти планы сразу уловил и озадачился. Нужно сказать, что Аземша и Комлев были страстными охотниками, рыболовами и любителями леса и природы вообще. Оба не одно утро простояли у этих лиственниц, любуясь глухарями, которые неизменно начинали утренний, как они выражались моцион, именно с этих деревьев. Позволить допустить вырубку лиственниц, не часто встречающихся в сысертских лесах, да ещё тщательно ими оберегаемые, они, конечно, не могли допустить. 
Первая попытка поправить дорожников окончилась по их выражениям, видимо заимствованными у шолоховского деда Щукаря, полным отлупом. Неудача их не обескуражила и они от дорожников пошли к дорожному начальству повыше. Там разговор был суровее и тон по их воспоминаниям покруче, чем они сами разговаривали с провинившимися учащимися. Выражения проект, саботаж и пятилетний план были самыми лаконичными. 
Переживали два защитника лиственниц не долго. По воспоминаниям Комлева он уже был готов отказаться от первоначальных намерений, но Александр Андреевич решил идти до победного конца в райком партии. Тут нужно сделать пояснение, что оба были коммунистами, участниками и инвалидами войны. К тому же Аземша имел внушительный иконостас из наград на груди, венчал который орден Александра Невского и к тому времени был уже известным писателем, рассказы и повести которого печатали союзные издания. В общем, о подробностях своего похода в райком они были не многословны, но с блеском в глазах показывали на два дерева, которые дорожники не тронули.


По моим прикидкам прошло с того времени уже полвека. Ветеранов, спасших лиственницы от топора, увы, нет уже с нами, а деревья пережили своих спасителей. Правда, одна лиственница всё же не выдержала транспортного натиска и, получив значительные повреждения, засохла, вторая, хотя и замедлилась с ростом, но ещё живёт.


Azemsha-AA.jpg
Аземша А.А.
img086_Komlev-A.E.-1944.jpg
Комлев А.Е.

  


Алексей Минин, апрель 2018.

 

Возврат к списку